top of page

Яхты, книги и дух великого писателя


По мотивам романа Артура Конан Дойля


Бейкер стрит 221Б. 11:10, утро среды

Ватсон не спал уже двое суток, он был в раздумьях о произошедшем в гимназии 177. Кто-то едва заметно нарисовал на стене кораблик, и, возможно, вмешался в работу школьного сервера – но сбоя почти никто не ощутил. Шерлок заметил это, но не знал, что сделать.

– Джон, мой друг, что у вас произошло?

– Я все думаю над тем случаем. Никак не укладывается в голове: зачем неизвестному было рисовать на стене, да еще парусник? Что это может означать – намек на символы «Одиссеи разума» или на то, что существует чей-то дух, который тут где-то зачем-то по воздуху «плавает»??

– Хм… И вправду странно. Возможно, в этом что-то есть. Раз уж вам так хочется, друг мой, то давайте рассмотрим это дело.


Гимназия №177. 15:30, тот же день

– Ну, что вот мы и здесь.

– Но кого и как мы будем искать? Все зацепки, наверняка, уже стерты.

– Мы все равно уже сюда пришли, и не проверить разные версии было бы непрофессионально.

Под предлогом поиска сообщников злоумышленника они зашли в серверную – маленькую комнату, заставленную стеллажами. Рисунка на стене уже не было, видимо, кто-то прошел здесь с генеральной уборкой. У зашторенного окна стоял стол с неприметной книгой на нем. Но именно эта книга привлекла внимание Шерлока. Автором книги был Владислав Крапивин, и среди ее иллюстраций обнаружился парусник.

– Этого здесь прежде не было, – заметил Ватсон. – Это может быть уликой.

– Да вы правы, Джон. Я мало знаю об этом писателе, не лишним будет спросить о нем в библиотеке.

***

Захватив книгу с собой, они вышли из комнаты, свернули по коридору влево и оказались в библиотеке. За столом сидела ее заведующая Ира Сергеевна Агабекян и проверяла сданные детьми книги. Заметив вошедших, она обернулась и спросила:

– Что-то случилось?

– Мы детективы, расследуем странное происшествие. Мы пришли, чтобы узнать у вас об авторе этой книги, – Ватсон протянул библиотекарю книгу.

– А, Крапивин! Это был великий человек, замечательный писатель! У нас целая полка его книг. В своих произведениях для детей он отражал жизнь людей, героями его книг были, в основном, школьники.

– А можно с этого момента поподробнее? – сказал Ватсон.

– Я читала его произведения, хотя и не все, к сожалению. Если хотите узнать о нем больше – подойдите к педагогу по русскому языку и литературе Ольге Владимировне, можете найти её на втором этаже, в кабинете 203.

***


По указаниям библиотекаря напарники направились на второй этаж. Войдя в просторный, светлый кабинет с большими окнами, из которых открывается вид на площадку перед гимназией, они увидели сидящую за своим письменным столом в конце кабинета Ольгу Владимировну Жаворонкову.

– Нам сказали, что вы знаете что-то о писателе Крапивине.

– Да, это так. А что вы хотели узнать? – спросила она заинтересованно.

– В своих книгах Крапивин писал о жизни людей, окружавших его, и особенно детей, подростков. Но никаких подробностей об этом нам не рассказали, мы пришли узнать что-то об этом у вас.

– Я думаю, сам дух Владислава Крапивина сохранился в книгах и даже в людях, которые его знали, были с ним связаны. Я являюсь тому живым примером. Когда я еще училась и была в студенческом вожатском отряде, мы сотрудничали с Владиславом Петровичем и его «Каравеллой» – ребячьим отрядом, который он создал более 50 лет назад. Меня тогда просто поразил и захватил его неформальный подход к детям, его педагогические методики. Сейчас я много лет преподаю литературу, и мы с ребятами нередко обсуждаем его книги, поступки его героев. У него немало произведений посвящено морю, парусникам, и мне даже кажется, что когда мы в нашей гимназии обсуждали структуру «Одиссеи разума» и ее символику, у нас где-то на подсознании были крапивинские образы. Может, это отчасти повлияло на то, что символами являются парусники, а классы возглавляют капитаны.

– Кто-то ещё знает про Крапивина и его любовь к морю, яхтам и парусникам?

– Многие знают. Проще всего вам будет встретиться с Викой Чибиревой из 11Б. Насколько я знаю, она была на яхтенной базе «Каравеллы». Вы можете найти ее в нашей школе. Завтра четверг, а по четвергам она бывает в редакции журнал «Класс», это слева от учительской, рядом с кабинетом истории. Кстати, мне кажется, и редактор журнала к этому какое-то отношение имеет.


Редакция журнала «Класс». 17:05 четверг

Посредине комнаты стоял большой стол, а стена за ним была увешана фотографиями, среди которых были снимки, на которых явно просматривались яхты. Школьники собирались и уходили. Встреча закончилась. За столом сидели Джон Ватсон и Виктория Чибирева. Шерлок и редактор стояли поодаль.

– Значит, вы были на яхтенной базе отряда «Каравелла», верно? – начал разговор Ватсон.

– Да, в августе 2021 года, вместе с несколькими другими корреспондентами нашей редакции. Нам показали, как ребята-каравелловцы готовили яхты к гонкам по Верх-Исетскому водохранилищу, потом двое из нас, кто захотел, прошли медосмотр и инструктаж для того, чтобы на выйти на яхте на воду. Это был мой первый опыт хождения под парусами, и он не забываемый. Мне кажется, я понимаю, почему Крапивин так любил море, а одним из направлений деятельности отряда стало яхтенное дело – ребята сами строят яхты и ходят на них, соревнуются. Я благодарна Владиславу Петровичу Крапивину и сегодняшнему руководителю «Каравеллы» Ларисе Александровне Крапивиной, которая нас пригласила, за это небольшое приключение, без него лето того года не было бы таким ярким.


К разговору присоединилась Светлана Викторовна Лебедева, редактор журнала.

– Мой родной брат Евгений с 6 класса занимался в «Каравелле». Лето проводил на яхтенной базе, это он любил. Он был очень способным, с нестандартным мышлением и не всегда примерным поведением. И бывало так, что его пытались отстранить от занятий в отряде. Но Крапивин хорошо к нему относился и всегда возвращал обратно. И даже написал предисловие к его книге стихов. Понятно, что они были знакомы лично.

– Да? – вскрикнул Ватсон – Это как раз то, что нам нужно! Мы можем с ним встретиться?

– Увы, мой брат трагически погиб почти 30 лет назад. Но я могу вам помочь, я знаю еще одного человека, который встречался с писателем и брал у него интервью. У нас в самых первых номерах журнала «Класс» – №7 за ноябрь 1998 года и №8 за март 1999 года – публиковалось интервью с Владиславом Крапивиным.



Бейкер стрит 221Б. 12:00, пятница

Прочитав интервью в обоих номерах – их достала из архива и дала редактор журнала – Шерлок подошёл к телефону и позвонил одному из двух авторов текста, Даниилу Литяеву.

– Я хотел спросить вас о Крапивине, если это вы – один из авторов того интервью, – сказал Шерлок.

– Как она там называлась… «Моряк, писатель, добрый капитан»?

– Да, я её имею в виду. Мы бы хотели узнать больше о той встрече и о том, что вы видели в его кабинете.

– Договаривались мы с ним сами, не редактор. Владислав Петрович сразу согласился встретиться с нами и ответить на наши вопросы, хотя мы были простые школьники из никому не известного школьного журнала. Он отвечал откровенно. Свет в кабинете писателя был приглушен, и обстановка кабинета соответствовала личности писателя. Там были изображения и макеты парусников и яхт…

И тут Ватсон понял – яхты, паруса. Всё сходится. Дух Крапивина, ты здесь?

Неожиданно с полки упала ваза – это правда ты?

Зазвонили часы – но что, но как?

Ватсон отчетливо осознал, что дух великого человека сохраняется в людях, вещах, местах, пронизанных его творчеством, связанных с ним. И пока люди продолжают помнить о нем, читать его произведения, он не исчезнет. Он будет рядом.


Сергей Митюкляев, Сергей (Даниилович) Литяев, 7Г







Opmerkingen


ЖУРНАЛ

"КЛАСС"

bottom of page