• Лебедева С.В.

Тенденции развития современной школьной прессы России

Статья опубликована в сборнике к конференции в Казани, октябрь 2012


Ученические издания, история которых в нашей стране насчитывает две с половиной сотни лет, в конце ХХ – начале ХХI веков оказались исключительно востребованной формой работы с подрастающим поколением. «Встроившись» в систему медиаобразования, став неотъемлемой ее частью, школьные газеты и журналы последних лет, продолжая традиции предшественников, обрели новые формы и новые функции.


Современные дети живут с эпоху формирования «информационной Галактики и глобальных информационных полей», что «резко изменяет духовную ситуацию современного мира» [1]. Средства массовой информации находятся на острие данных изменений. Международные организации, в частности, ЮНЕСКО и Совет Европы, неоднократно ставили задачу просвещения и образования в сфере СМИ. Их призвано решить медиаобразование. По мнению президента Ассоциации медиапедагогики России профессора А.В. Федорова, «медиаобразование – это процесс развития личности с помощью и на ма­териале средств массовой ком­муникации (массмедиа) с це­лью формирования культуры общения с ними, творческих, коммуникативных способнос­тей, критического мышления, умений полноценного воспри­ятия, анализа, интерпретации и оценки медиатекстов – то есть, разнообразных произведений, распространяемых через мас­смедиа» [2]. Частично эти задачи ученические (школьные) издания выполняли с самого начала своего существования, что можно проследить, рассматривая их в исторической перспективе.


От журналов и альманахов – к стенным газетам. «Один из первых в России литературных журналов – «Праздное время, в пользу употребленное» был выпущен именно учебным заведением – привилегированным Сухопутным кадетским корпусом в Петербурге», – отмечает исследователь Ю. Б. Балашова [3]. Он выходил еженедельно в течение 1759-1760 годов, и главной его темой было воспитание, а среди авторов, в основном, числились преподаватели кадетского корпуса. Издание самих учеников впервые в истории России было выпущено воспитанниками Благородного Пансиона при Императорском Московском Университете – альманах «Утренняя заря» (1800-1808). Продолжением его стало периодическое издание «В удовольствие и пользу» (1810-1811). Основой содержания альманахов были литературные и научные заметки учащихся, их размышления, касающиеся истории и права. Издания печатались в типографии Московского университета.


К середине XIX века во многих образовательных заведениях страны появились литературные кружки, которые выпускали свои альманахи и журналы, чаще всего, рукописные. Их влияние на себе испытали Гоголь, Данилевский, Гончаров и другие известные писатели [4]. В начале ХХ века школьные издания стали настолько заметным явлением общественной жизни, что министерство образования вынуждено было вплотную подойти к вопросу их регламентации и контроля со стороны администрации учебных заведений [5].


Одновременно с «легальными» ученическими изданиями до Октябрьской революции выходили и «нелегальные». Исследователь А.В. Третьяков отмечает: «Только в Урало-Поволжском регионе в период с 1860-х годов до 1918 года входило 48 ученических изданий. Их авторами и создателями были учащиеся реальных училищ, духовных семинарий, мужских и женских гимназий» [6]. Нелегальные журналы конца XIX века, согласно ее оценке, были носителями народнических идей, а газеты и журналы 1906-1908 годов были ориентированы на социал-демократическое движение.


Таким образом, можно констатировать, что дореволюционные ученические издания задачу «развития личности с помощью и на ма­териале средств массовой ком­муникации» (говоря современным языком) выполняли. В зависимости от того, кто являлся издателем, – литературное объединение, администрация учреждения образования, кружок или группа учащихся – содержание изданий отличается друг от друга, и функции, соответственно, тоже: информационная, просветительская, пропагандистская. Все газеты, журналы, альманахи в определенной степени способствовали развитию творческих способностей юных авторов. Критическое мышление в большей мере помогали сформировать «нелегальные» издания, и касалось оно окружающей действительности. В то же время, и на страницах литературных ученических альманахов можно прочесть дискуссионные или критические материалы, касающиеся литературных произведений. Жанр литературной рецензии, критической статьи во второй половине XIX века, как известно, был достаточно популярен.


В первые годы советской власти в некоторых школах появлялись свои издания. Юнкоровское движение получило большое распространение, однако «деткоры», «селькоры», «пикоры» сотрудничали чаще всего с газетами и журналами, которыми руководили и которые издавали для детей взрослые, «идеологически подкованные», редакторы. По данным исследователя М.А.Холмова, на страницах журнала «Вожатый» развернулась дискуссия об ученических изданиях, вывод из которой был таков: «кружки корреспондентов себя не оправдали; необходимо всю работу перенести в звенья и вести ее вокруг стенных газет» [7]. На долгие годы стенные газеты стали неотъемлемой принадлежностью каждой школы, существующей не как информационный орган, а формально, «для галочки». Стенная печать способствовала развитию творческих способности детей, но в незначительной мере. Основной тематикой стенных газет была «борьба за укрепление дисциплины и овладение знаниями» как отмечалось в специальных методических брошюрах [8], а также пропаганда санитарно-гигиенических норм в школе.


Необходимость типологизации школьных СМИ. Возрождение выпуска печатных изданий в учебных заведениях России после «перестройки» и бурный рост их количества в конце прошлого – начале нынешнего веков позволяет говорить об их востребованности как учениками (в качестве площадки для творческой самореализации), так и педагогами, способствующими творческому развитию детей и/или конкретно выполняющими медиаобразовательные задачи. Рост числа печатных СМИ в школах вызвал необходимость разработки типологии школьных изданий; если, к примеру, в Екатеринбурге в 2000 году из более полутора сотен средних образовательных учреждений свои газеты или журналы имели 8 школ, то сегодня их 92.


Типологические признаки (особенности) – это свойства, показатели, составляю­щие внутреннюю структуру типа как модели. Сколько должно быть таких признаков – ученые не дают однозначного ответа. Для анализа ученических изданий подходят лишь некоторые из тех, что характеризуют «взрослую» прессу, в частности, аудиторная и издательская характеристики, содержательное наполнение. В свою очередь, в рамках каждого из этих типологических признаков можно выделить и сгруппировать отдельные особенности школьных СМИ, проанализировав которые, есть смысл говорить о тенденциях развития современной школьной прессы и о том, насколько она отвечает задачам и целям медиаобразования.


Рассмотрим эти особенности на примерах школьных изданий, зарегистрированных и представленных (в виде файлов верстки номеров) на Портале школьной прессы и на сайте Всероссийского конкурса школьных СМИ «Единство», а также газет и журналов образовательных учреждений Свердловской области, статистических данных паспортизации школьных СМИ Екатеринбурга, проведенной при участии автора статьи городским Управлением образования в апреле-мае 2012 года.


Школьная газета как PR-проект. Содержательная характеристика школьного издания – типологический признак, дающий основание для группировки газет и журналов, выходящих в школах, лицеях, гимназиях, по различным особенностям содержательных моделей. Современный исследователь школьных СМИ, преподаватель кафедры периодической печати факультета журналистики МГУ, директор творческого объединения «ЮНПРЕСС» Г.Л.Кулакова в своем выступлении на семинаре для руководителей школьных газет и журналов в рамках финала Всероссийского конкурса школьных изданий (Москва, 5 апреля 2012 года) разделила все школьные СМИ на основе содержательной характеристики на три большие группы:

  • первая: имиджевые издания, цель всех текстов, публикуемых в них, – показать данное учреждение образования в привлекательном свете;

  • вторая: издания для диалога между учениками и учителями данной школы, на страницах которого обсуждаются спорные, порой конфликтные вопросы; оно используется для своеобразного «выпускания пара», новостные материалы в нем занимают очень мало места. (Оговоримся сразу: автору статьи, имеющему 20-летний опыт работы в школьной прессе, с подобными изданиями «в чистом виде» сталкиваться не приходилось, количество их, судя по всему, невелико);

  • третья группа (также немногочисленная): газета встроена в систему обучения, она целиком состоит из материалов, связанных с изучаемыми предметами, или они составляют подавляющее большинство.

Можно поспорить о справедливости такого деления в целом, однако не вызывает сомнения, что в последние годы число изданий, помещенных Г.Л. Кулаковой в первую группу – «имиджевых» школьных газет и журналов – резко возросло. Иными словами, каждое из них задумано и реализовано как PR-проект конкретной гимназии или лицея, либо было преобразовано в подобный проект из самодеятельного ученического издания. Оставим за скобками вопрос, зачем это нужно образовательным учреждениям, – важен сам факт существования подобных школьных СМИ.


Следует признать, что в школьных газетах последнего десятилетия вообще критических или даже дискуссионных материалов в отношении учреждений образования, их издающих, встречается крайне мало – по сравнению, скажем, с самодеятельной ученической прессой девяностых годов прошлого века. В то же время, во многих изданиях, выходящих в школах, есть место для обсуждения вопросов толерантности, сострадания, молодежных субкультур, наконец, реформы образования, в том числе, и с критической точки зрения. Однако подобные материалы практически невозможно найти в «имиджевых» изданиях, которые все больше приобретают черты корпоративных СМИ. Существуют уже исследования на предмет их отнесения к корпоративным средства массовой информации. В частности, в 2011 году на факультете журналистики УрФУ был защищен диплом, автор которого Д.Упорова именно под таким углом зрения рассматривала школьные газеты и журналы, правда, с оговоркой: «...Мы рассматриваем школьную газету как неизбежный в условиях современности симбиоз двух совершенно разных типов: детско-подросткового издания и корпоративного СМИ». Основной эмпирической базой для исследования Д. Упоровой стала газета МБОУ СОШ № 197 г.Екатеринбурга «Созвездие 197» и ряд школьных изданий Среднего Урала.


Реализация школами подобных PR-проектов некоторое время назад была характерна для статусных учебных заведений – лицеев, гимназий, но сейчас это явление стало настолько массовым, что появилась необходимость реагировать на него при организации соответствующих конкурсов. В списке критериев оценки для саморецензии участников и для экспертов III Всероссийского конкурса школьных СМИ «Единство» появился, например, такой пункт: «3.5. Чрезмерная пропаганда своей школы (снобизма)». За наличие этого самого «снобизма» при оценке полагается снимать балл. Традиционная пропагандистская функция СМИ потерпела в «имиджевых» изданиях преобразование, оказалась наполненной новым, современным, смыслом – «продвигать» не какую-либо идею, а само образовательное учреждение. Утверждать, что у юных авторов таких газет происходит формирование «критического мышления, умений полноценного воспри­ятия, анализа, интерпретации и оценки медиатекстов» можно лишь с той точки зрения, что сами ребята, пишущие, условно говоря, PR-материалы, понимают относительность их правдивости, как понимают это и школьники-читатели подобных газет и журналов.


Редакторы: проблема компетентности. Любопытная особенность была подмечена автором статьи, в качестве эксперта рассматривавшем здания, присланные на конкурс школьной и юношеской прессы факультета журналистики УрФУ «ПрессКОД-2012». Большое количество эссе об изданиях, которые в обязательном порядке прилагали редакторы или кураторы к подшивкам, содержали примерно такие слова (цитата из эссе куратора газеты «Обычные дела» лицея № 110 г. Екатеринбурга): «Одна из важных задач – выявление в каждом из участников активной жизненной позиции...Можно не бояться предлагать свои идеи и придумывать интересные события, пробовать себя в разных жанрах».


Но «декларация о намерениях» в чаще всего расходится с реальностью. Вот какие темы, например, рассматривались в сентябрьском номере за 2011 год упомянутой газеты «Обычные дела»: выдержка из книги, написанной к юбилею школы; информация об акции против курения; заметка педагога о бизнес-школе; рассказ педагога о повышении квалификации в Перми; заметки педагога о биологии и экологии; небольшие эссе о Франции; заметки педагога о поездке на Украину; рассказ педагога о конкурсе родительских коллективов; заметка ученицы 10 класса (обозначенной как редактор газеты) о проведенном лете; рассказ ученицы 7 класса о джаз-хоре детской филармонии и поездке с ним за границу. Другие номера этой газеты в меньшей степени наполнены материалами учителей, но там присутствуют тексты родителей, процент детских текстов невелик.


Похожая ситуация во многих школьных изданиях: выступая на словах за «воспитание активной личности с гражданской позицией» при помощи газеты, руководители школьных изданий на деле производят печатный продукт, в котором трудно найти искренний материал школьника, позволяющий понять, чем он живет, какие у него предпочтения, даже если авторов-детей достаточно. Недаром в упоминавшемся уже списке критериев оценки конкурса «Единство» есть и такой пункт: «2.3. Наличие материалов с ярко выраженной позицией авторов-учеников», за что прибавляются баллы.


Анализируя описанную ситуацию, можно сделать два вывода: издатели сознательно не желают видеть подобные тексты на страницах своих СМИ, то есть существует жесткая цензура администрации школы, либо редакторы и кураторы издания не могут сделать издание содержательно интересным, так как не владеют знаниями по журналистике и, соответственно, не способны обучить этому детей. Можно предположить, что вторая причина встречается гораздо чаще.


Итоги социологического исследования, проведенного нами по случайной выборке в Нижнем Тагиле (февраль 2012 года), в Екатеринбурге (февраль 2012) и в г. Чебоксары (май 2012 года), показали: только трое из 20 руководителей школьных изданий признались, что имеет место цензура со стороны администрации образовательного учреждения, остальные остановились на варианте «нет, нам доверяют». Разумеется, нельзя исключать так называемую «самоцензуру», тем более там, где школьные издания задуманы и реализуются как «имиджевые». Тем не менее, наполнение издания любого типа материалами, интересными по содержанию и по форме, во многом зависит от уровня подготовленности в плане журналистики его руководителя (редактора или куратора). И картина в этом плане складывается неоднозначная.


Анкета, которую заполняли сотрудники учреждений образования в ходе паспортизации школьных изданий Екатеринбурга (май 2012 года), включала в себя пункты «редактор» и «куратор». В большинстве образовательных учреждений, выпускающих печатное СМИ, – в 67 из 92 – газета или журнал имеют и редактора, и куратора.


Кураторы чаще всего присутствуют там, где редактором обозначен учащийся. Согласно анализу полученных данных, редакторами ровно половины изданий – 46 – формально считаются учащиеся, из них 10 – ученики 7-9-х классов, 15 человек – учащиеся 10-х классов, 21 человек – учащиеся 11-х классов. Редакторами остальных 56 газет и журналов являются взрослые: 19 – учителя русского языка и литературы, 11 – педагоги дополнительного образования, 5 – учителя истории и мировой художественной культуры, 3 – заместители директора по воспитательной работе, по 2 – учителя начальной школы и старшие вожатые, по 1 – учитель информатики и родительница. Всего среди заявленных взрослых редакторов школьных изданий только трое имеют журналистское образование.


Из 67 кураторов, которые призваны помогать школьникам планировать номера газет и учить разрабатывать выбранные темы, осуществлять вычитку материалов (в разных школах их функции отличаются), только два человека имеют журналистское образование. 37 кураторов являются заместителями директора, 13 – педагогами по русскому языку и литературе, остальные – педагогами по информатике, дополнительному образованию, МХК, немецкому языку, или предмету, который не указан. Таким образом, журналистское образование имеют лишь пять руководителей школьных изданий из 92. Специализация «медиапедагог» в анкетах изданий не указана ни разу.


Существует мнение: чтобы выпускать школьное издание, не нужна журналистская подготовка, школьники, не обладающие знаниями об основах журналистики, пишут искреннее и свободнее. Такая точка зрения частично оправдана. Очень редко, но встречаются издания, которые делают полностью сами школьники (обычно энтузиасты-одиночки), и эти издания актуальны по содержанию, отражают интересы подростков. Примеры в Свердловской области – независимая газета «Трезвый взгляд», выпускаемая 11-классником Антоном Глуховым (г. Верхняя Пышма), и газета, издаваемая 11-классницей Милоликой Третьяковой в школе № 6 г. Первоуральска. Названные ребята неоднократно бывали на семинарах, проводимых профессиональными журналистами в рамках различных юнкоровских фестивалей и сборов, что подтолкнуло их к выпуску собственных изданий. К сожалению, такие газеты обычно имеют недолгую жизнь: из-за недостатка средств они «перемещаются» в Интернет, либо становятся печатным органом администрации школы, либо перестают выходить совсем (что произошло с «Трезвым взглядом»).


Известны ученические газеты, редакторами или кураторами (руководителями проекта) которых являются школьные педагоги, и эти издания глубоки по содержанию, информация в них разнообразная и подается интересно, творчески. Это, например, победители Всероссийского конкурса школьных изданий газета «Контакт!» московской школы № 1259 (руководитель В.Н.Головнер, учитель химии), и газета «Сверстники» ивановской школы № 67 (руководитель А.В.Шеронова, учитель информатики), некоторые другие издания. Указанные лидеры школьного издательского дела России действительно могут и с некоторыми «взрослыми» газетами и журналами поспорить по количеству использованных журналистских жанров и выразительных приемов для привлечения читателей. Руководители этих газет постоянно занимаются самообразованием в сфере журналистики, участвуют в фестивалях и конкурсах, что отражается на качестве их занятий с детьми и, соответственно, на качестве самих изданий.


Однако такое положение дел не характерно для абсолютного большинства школьных изданий: чаще всего они заполнены стандартными информациями о прошедших мероприятиях, написанными скучным языком, рассказами о путешествиях учеников или учителей, перепечатками, в лучшем случае – эссе (по типу школьных сочинений), интервью и опросами. Редко встречаются настоящие репортажи, зарисовки, аналитические статьи, рецензии, рубрики типа «Испытано на себе» или «Социальный эксперимент» – жанры, которые помогают активно осваивать подрастающему поколению окружающую действительность и отражать это в своих СМИ, развивать коммуникативные навыки. Дело, зачастую, не в нежелании ребят и руководителей газет их использовать, а в незнании ими основ журналистского мастерства, технологии сбора и обработки информации. Между тем, «достижением работы ученика в школьной редакции или изучения программы по журналистике должны стать следующие изменения у подростка: формирование теоретических представлений о действительности (парадигматические изменения), профессиональных компетентностей; личностные изменения», – считает исследователь П.А.Устюжанина [9].


Анализ школьных СМИ на основании такого типологического признака, как редактор (куратор) школьного издания, позволяет сделать вывод: качественное медиаобразование школьников не возможно соответствующей медиаподготовки педагогов.


Особенные газеты специализированных школ. Еще одной тенденцией развития школьной прессы России последнего десятилетия, которую хотелось бы рассмотреть, стало появление газет (порой наряду со школьным радио и телевидением) в специализированных образовательных учреждениях, таких, как православные гимназии, а также детские дома, интернаты для детей-инвалидов.


Газеты православных учебных заведений имеют достаточно четкую духовно-религиозную направленность, что вполне объяснимо. Внутри этой группы, выделенной на основании типологического признака статус образовательного учреждения, выпускающего печатное СМИ, можно отличить издания, отражающие жизнь образовательного учреждения более или менее объективно, и такие, которые используются почти исключительно как инструмент просвещения и пропаганды православных ценностей и традиций. К первым, например, относится газета «Плёсково» Православной общеобразовательной школы-пансиона «Плёсково» в Подмосковье, представляющая довольно широкий спектр информации об учителях и обучающихся в пансионате ребятах, о бытовых условиях общежития, о паломнических и экскурсионных поездках, и, конечно, о православных праздниках и святых. Среди ее авторов есть взрослые, но абсолютное большинство – дети. Из этого же ряда – газеты «Алфавит» Свято-Петровкой православной школы г. Москвы и «Епифания» Православной классической гимназии г.Тольятти.


Несколько иное содержание у газеты «Гимназический благовест» Православной Свято-Никольской классической гимназии г.Пятигорска. В сентябрьском номере за 2011 год, например, лишь заметки «Экзамен выдержали» (о поступлении выпускников в вузы) и «Наши “Витязи” в Москве» (о кадетах) не касаются напрямую религиозной тематики. Все остальные материалы можно условно поделить на три группы: обращение священников к учащимся (прямым текстом или в переложении автора), воспоминания о поездках в храмы и монастыри, рассказы о православных праздниках и святых. Газеты с подобным почти исключительно духовно-религиозным содержанием мы можем найти и среди изданий, которые выпускают детские дома и интернаты, в частности, это газета «Родничок» школы-интерната IV вида г. Волгодонска. В данном случае пропагандистская функция печатных СМИ проявляется совершенно четко и является главной, порой даже единственной. Однако, по мнению исследователя С.Б.Стебловской, «степень соответствия подростковых журналов (и шире – всего медиапространства) национальной ценностной матрице можно рассматривать как одно из условий психического и социального здоровья юного поколения» [10]. Стоит признать, что издания, целиком или частично наполненные материалами духовно-религиозного содержания, вносят определенный вклад в медиаобразовательный процесс – хотя бы в смысле оценки их юными авторами соответствия «национальной ценностной матрице» медиатекстов прочих СМИ.


В целом газеты, которые выходят в детских домах и школах-интернатах, – материал для серьезного исследования с точки зрения, как журналистики, так и педагогики. Дети, по тем или иным причинам живущие в условиях специализированных интернатов и детских домов, гораздо более своих сверстников из обычных школ, нуждаются в возможности самовыражения путем печатного слова, в творческой самореализации. Именно поэтому многие руководители подобных учреждений образования организовали и выпускают ученические газеты и журналы. Некоторые из них довольно быстро стали качественными (хотя и своеобразными, прежде всего, в плане тематики) подростковыми изданиями, победителями областных и всероссийских конкурсов школиздата, например, газета «Антирутин» интерната для слабовидящих детей города Ростова-на-Дону и газета «Кадетский вестник» Серовской кадетской школы-интерната (Свердловская область).


Можно констатировать, что такая типологическая характеристика, как статус общеобразовательного учебного заведения, издающего печатное СМИ, имеет основание стать одной из важных, определяющих в общей типологии школьных изданий.

* * *

Современная школьная пресса постоянно развивается, появляются новые модели школьных изданий, свои газеты и журналы начинают издавать образовательные учреждения, прежде лишь мечтавшие об этом. Все эти процессы требуют постоянного и своевременного анализа и осмысления, в том числе, и в контексте медиаобразовательной политики государства. Ученические СМИ имеют уникальные ресурсы воздействия на подрастающее поколение, которые используются пока далеко не в полной мере.




Список литературы:

  1. Скворцов Л.В. Информационная культура и цельное знание. – М.: Издательство МБА, 2011. – 27 с.

  2. Федоров А.В., Челышева И.В. Медиаобразование в России: краткая история развития. – Таганрог: Познание, 2002. – 3 c.

  3. Балашова Ю.Б. Школьная журналистика серебряного века. –Издательство Санкт-Петербургского университета, 2007. – 5 с.

  4. Балашова Ю.Б. Школьная журналистика серебряного века. –Издательство Санкт-Петербургского университета, 2007. – 21 с.

  5. Балашова Ю.Б. Школьная журналистика серебряного века. –Издательство Санкт-Петербургского университета, 2007. – 20 с.

  6. Третьяков А.В. Подростковая самодеятельная пресса: случайность или законо­мерность? // Журналистика в 1994 году. Тезисы научно-практической конференции. Ч. 3. – М., 1995.

  7. Холмов М.И. Становление советской журналистики для детей. –Издательство Ленинградского университета, 1983. – 93 с.

  8. Гусев А. Деткоры в школе. – Библиотека вожатого. Молодая гвардия, М., 1935. – 4 с.

  9. Устюжанина П.А. Работа в школьной редакции как этап в формировании личности. // «Медиаобразование и медиакомпетентность»: Всероссийская научная школа для молодежи. Сборник статей молодых ученых. – Таганрог, 2009. – 201 с.

  10. Стебловская С.Б. Методологические основы исследования аксиологического поля журналов для подростков. // Вестник Московского университета.Серия 10.Журналистика. 2010. № 1. – 150 с.

Просмотров: 11

ЖУРНАЛ

"КЛАСС"

  • Facebook
  • White Instagram Icon

© 2020 Журнал "Класс"

г. Екатеринбург 

Контакты

Тел: +7 922-113-28-66

E-mail: info@klass-ekb.org

Адрес

Журнал "Класс"

г. Екатеринбург